Синдром Плюшкина

жадность Хотя такое отрицательное качество , как жадность, есть у многих, у некоторых оно выходит на первый план, человек не может справиться со своим эгоизмом, стремится к обладанию того что попало к нему в руки и ни за что не хочет с этим расставаться. Про жадного человека часто говорят, что у него «Синдром Плюшкина» .

                Мы (во всяком случае, люди старшего поколения) воспитаны на классической русской литературе. Ее образы вошли в наше сознание как вызывающие постоянные ассоциации с нравственными представлениями. И на одном из первых мест всегда стоят два поистине бессмертных образа — гоголевский Степан Плюшкин из «Мертвых душ» и Иудушка из щедринского романа «Господа Головлевы». Оба этих отрицательных персонажа воплощают собой одно качество — беспредельную, патологическую жадность. И не просто жадность, а жадность, связанную с такой же патологической скупостью. Эти два порока, что называется, друг без друга не живут.
                Попробуем разобраться, какой же бывает жадность.Синдром Плюшкина
           Литературный Плюшкин, надо признать, сильно окарикатурен. Он достаточно богат, но от скупердяйства потерял человеческий облик, живет в грязи и мерзости, питается сухими корками и предлагает гостю «наливочку», из которой он «мух повынул, и теперь она чистенькая». Позволить себе он может много, но не позволяет. А это, согласимся, скорее яркий художествен­ный образ, чем жизненная правда.
            Всех современных бо­гатеев, занятых приумножением собственного богатства, мы сразу и однозначно называем жадинами — не потому, что они с нами не делятся, а потому, что много имеют и хотят иметь еще больше. И даже если нам с фактами и документами в руках докажут, что эти богатые люди делают такие-то и такие-то до­брые дела, жертвуют немалые суммы туда и сюда, финансиру­ют различные общественно важные мероприятия и предпри­ятия — то от обвинения их в жадности все равно трудно удер­жаться.
        Но ведь человека нельзя обвинять в том, что он не желает делиться с посторонними тем, что у него есть.  Мы не знаем каких трудов и усилий стоило ему  добиться желаемого и иметь какое-то имущество или что бы то ни было, порой можно заплатить за это чуть ли не жизнью. 
           А ведь сплошь и рядом на тему жадности и доброты, скупо­сти и расточительности обожают поразглагольствовать как раз те люди, которых никак не назовешь добряками (скорее наоборот), но которые очень хорошо умеют считать деньги в чужом кармане.
         Увы, это типичное свойство человеческой на­туры — стремление превращать нужду в добродетель. Не умея (а чаще не желая) обеспечивать самих себя, палец о палец не ударяя ради своих ближних, такие люди делают своей профес­сией «отслеживание» чужого достатка и считают себя вправе претендовать на его часть, а при получении отказа разрожа­ются моральными проповедями…
           На протяжении веков умами российских власть предержа­щих владело странное желание — как бы сделать так, чтобы страна была богатая и сильная, а население бедное и покор­ное (и легко по этой причине управляемое). То, что в этом же­лании одно с другим не стыкуется и одно исключает другое, попросту игнорировалось.
            Основная масса населения, в эти тонкости не вдававшаяся, вынуждена была просто жить и вы­живать независимо от того, что там думают «наверху» и какое очередное благодеяние затевают. А выжить в таких условиях можно было только за счет коллективной взаимной поддерж­ки, бескорыстной взаимопомощи, за счет умения поделиться немногим с нуждающимися — при четком осознании того, что в случае нужды поделятся и с тобой.

Естественно, что люди, обладавшие открытым характером, легко идущие на помощь, не выговаривавшие себе никаких выгод за поддержку, проявлявшие широту души, пользовались огромным авторитетом и считались идеальным типом русс­кого человека. И даже сейчас это идеальное представление живо, хотя реальность стала очень жесткой. Стремление урав­ниваться в скромном достатке, где нет места жадности, для нас все еще предпочтительнее, чем возможность свободно увеличивать свое достояние.

              Самое страшное ощущение для жадного человека — осозна­ние того, что, сколько бы он ни накопил, когда настанет его по­следний час, унести с собой в «лучший из миров» ничего нель­зя. Таким образом, жадность вытесняет все другие чувства и делает челове­ка озлобленным одиночкой и часто заставляет совершать без­умные поступки.
          Образец такого поведения — американский миллиардер Джон Пол Гетти, умерший в 1974 году. Этот фанта­стически богатый нефтяной магнат слыл величайшим скупер­дяем в истории Америки — в его поместье гости не могли по­звонить по обычному телефону, для посторонних на террито­рии были установлены арендованные хозяином таксофоны. Гетти собрал большую коллекцию живописи старых европей­ских мастеров, но, в отличие от Гуггенхайма, Рокфеллера-стар­шего и Эндрю Карнеги, и не подумал основать галерею, пусть даже и своего имени. После его смерти несколько старинных картин были обнаружены исполосованными ножом — владе­лец обезумел от мысли, что они могут достаться другим…

В наши дни жадные люди не встречают понимания и в за­падном обществе, хотя нас часто пытаются убедить в проти­воположном. Времена скряг, сквалыг и безумных накопите­лей, блестяще изображенных Диккенсом и Бальзаком, там дав­но миновали.
                Жадина, у которого по русской поговорке «руки работают только к себе», не способный рискнуть, отдав или вложив свои средства, пытающийся откупиться от морально­го долга грошовыми подачками, в западном обществе обречен на унылое существование. Тамошние законы безо всякого снисхождения облагают таких сидельцев на «золотом мешке» очень высокими налогами.

4 thoughts on “Синдром Плюшкина”

Ира

Фотки супер — посмеялась))) Но то, что написано чистая правда.

Наталья

Не так давно прочитала рассказ одного человека, который посетил дом в центре Москвы с шикарными 8-ми комнатными квартирами. В этом доме есть бассейн для жильцов, спортивный центр и прочие удобства. Но основная часть квартир — нежилые. Люди купили эти квартиры не для того, что бы жить, а просто инвестировали в них свои деньги. Так вот посетитель этого дома обратил внимание на запах — нежилой неприятный запах, там не пахло ремонтом, краской, т.к. все это уже давно выветрилось. Он сказал: » Так пахнет жадность!»

Юлия

Ну не знаю… По-моему, как раз богатые платят налоги куда меньшие, чем небогатые. Оффшоры для того и существуют, чтобы ихмиллионы охранять 🙂

Но вообще, я лично на стороне жадин 🙂 И не на какой моральный долг я не подписывалась, так что и откупаться не от чего.

Если кому-то должна, то только родителям, но про это я без всякого морального долга знаю 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *